В ТюмГУ рассказали о миссионерах Севера

В ТюмГУ рассказали о миссионерах Севера

0 30

Ученый из Тюмени показала, что путевые заметки миссионеров Обдорской миссии служат свидетельством активного освоения северных территорий, а также их изучения.

При изучении истории освоения любой территории неминуемо обращение к документам, фиксирующим зачастую не только официальные данные, но и воспоминания авторов.
В данном исследовании такими документами стали путевые описания миссионеров Обдорской миссии. Статья «Пространство и люди в путевых описаниях миссионеров Обдорской миссии (60–70-е гг. XIX в.)» сотрудника Антропошколы ТюмГУ Софьи Щербич вышла в «Вестнике Томского государственного университета. История».

В исследовании фокус направлен на изучение пространства, в которое по долгу службы были погружены миссионеры, а также на отношения их к иной культуре жителей Северо-Западной Сибири. Путевые журналы священников Обдорской миссии – Петра Попова, Иоанна Платонова, Александра Тверитина, Николая Герасимова – содержат несколько сюжетных линий, раскрывающих всю остроту межкультурной коммуникации и адаптации к суровым реалиям окружающей среды.

Справедливо замечено, что «специфичность миссионерского описания территории изначально определена тем, что миссионер выступает как исследователь нового для него пространства, причем исследователь, в высшей степени заинтересованный, – он пытается оценить “перспективность” данной территории для дела христианской проповеди.

Пространство, изначально населенное людьми, враждебно настроенными к восприятию новых культурных ориентиров, описывается с позиции противопоставления «свое–чужое». Вот что пишет Попов: «Выехавши из Обдорска на 16 оленях с двумя проводниками в тундры низовых самоедов, кочующих между Обскою и Тазовскою губами, на третий день выезда я встретил первых самоедов, откочевавших к Енисейской губе».

Несмотря ни на что, миссионер пытается быть принятым и понятым в этом пространстве, ему необходимо было научиться говорить с окружающими людьми так, чтобы донести суть своей культурной и религиозной традиции. Самый действенный инструмент – это знание языка оппонента. Как правило, большая часть местного населения с русским языком не была знакома, и миссионерам приходилось изъясняться с ними через толмачей, в роли которых выступали причетники.

Основное противостояние, фиксируемое в путевых описаниях, связано с представлениями о религиозной картине мира. Воспринимая новое для себя вероучение, местное население продолжало сохранять свою религиозную идентичность. Очевидно, что играл свою роль и характер миссионерской работы, а именно ограниченность ее во времени. Все поездки священников с походной церковью были кратковременны и эпизодичны, а шаманы как основные оппоненты были всегда на месте. Поэтому в текстах можно увидеть эмоциональные описания уничтожения элементов чуждой для священников религиозной культуры.

Детальная фиксация встречается при описании миссионерами погребальных и поминальных обрядов, что также свидетельствует об определенном интересе и стремлении осмыслить такую информацию. Например, предметом, на который священники обращали особое внимание в борьбе с идолопоклонством, в культуре обских угров и самодийцев были куклы, означающие тень умершего человека. Существовал даже прецедент о кукле: по инициативе священника Попова было возбуждено дело о идолопоклонстве относительно жительницы Собских юрт, у которой были изъяты две куклы умерших родственников. Дело дошло до Министерства внутренних дел, которое не признало куклы-заместители идолами и предписало вернуть их хозяйке.

Неудовольствие выслушивать проповеди православных священников высказывали и обычные люди, в этом случае все беседы миссионеры сразу прекращали и покидали данное место, отправляясь далее в путь. Но, были и те, кто в ходе многочасовых бесед принимали новую веру или изъявляли желание, давая обет креститься, например, после перенесенной болезни.

Пространство, где проживали северные народы, не имело четких границ ввиду постоянной внутренней миграции по Обскому северу и сопредельным территориям. Для совершения многодневных речных переходов в своем распоряжении миссионеры имели лодки, а для передвижения по тундре использовали нарты, которые они просили у местного населения.

Во время поездок ведение журналов было для священников обязанностью, а с другой стороны, возможностью разговора с самим собой. Первоначально все записи были черновые, только по возвращении в Обдорск миссионеры занимались их перепиской и подготовкой отчетов о поездке. Поэтому сохранившиеся черновики представляют наибольший интерес для изучения ввиду сохранения первоначального осмысления миссионерами пережитых событий и явлений.

Анализируемые в статье путевые описания сохранили остроту повседневных переживаний священников миссии в ходе их служения и позволяют выявить специфику межкультурной коммуникации в пространстве Обского севера второй половины XIX столетия, заключающуюся, с одной стороны, в категорическом неприятии и нежелании общения, а с другой – в приспособлении, а иногда просто в утилитарном отношении к представителям иной культурной традиции. 

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий