«Навыки работы с информацией и критическое мышление»: психологи МГППУ — о профилактике...

«Навыки работы с информацией и критическое мышление»: психологи МГППУ — о профилактике кибербуллинга среди детей

0 39

Надежда Алексеева,
Екатерина Кийко
Травля в интернете в отношении подростков, или кибербуллинг, стала распространённым явлением, которое в ряде случаев может привести к фатальным последствиям для жертвы. В то же время запрет онлайн-коммуникаций не выглядит эффективным решением проблемы, ведь компьютерные технологии сегодня стали неотъемлемой частью процесса социализации детей. В эксклюзивном интервью RT психологи МГППУ объяснили, какие особенности в поведении ребёнка должны насторожить родителей, а также что следует предпринять, если факт травли подтвердится. При этом наиболее важным условием эффективной помощи детям специалисты считают доверительные отношения в семье.«Навыки работы с информацией и критическое мышление»: психологи МГППУ — о профилактике кибербуллинга среди детей

  • © GrapeImages

Заведующая кафедрой юридической психологии и права факультета юридической психологии МГППУ, кандидат психологических наук, доцент Римма Чиркина

— В соответствии с проектируемым режимом защиты несовершеннолетних в интернете китайские власти могут ограничить лицам в возрасте от 8 до 16 лет время доступа к приложениям на смартфонах и других мобильных устройствах до часа в сутки. Включать ли такую опцию, будут решать родители. В России, согласно опросам, большинство родителей воспринимают сеть как угрозу для безопасности их детей. Какие реальные риски несёт интернет для молодого поколения?

— Сегодня вся социализация личности детей и подростков проходит под влиянием компьютерных технологий и цифровых коммуникаций. Эта киберсоциализация имеет две стороны — позитивную и деструктивную. Да, интернет можно использовать для получения знаний и социальных коммуникаций, но если у человека низкий уровень самоконтроля, то он рискует впасть в зависимость от соцсетей и игр. Не говоря о том, что в интернете есть риски столкнуться с мошенничеством, кибербуллингом и просто недостоверной или травмирующей информацией. При этом, как показывают исследования, проведённые ранее в МГППУ, один и тот же подросток может использовать интернет и в полезном ключе, и в деструктивном.

При этом запретами проблему не решить, потому что интернет давно стал частью повседневной жизни людей всех возрастов. Лишить подростка доступа к интернету — это значит серьёзно изменить привычный для него образ жизни. И, конечно, подростки легко находят способы обходить подобные запреты. Так что если ограничения и оправданны, то прежде всего для дошкольников и младших школьников.

  • © Peter Dazeley

А у подростков важно воспитывать навыки работы с информацией и критическое мышление. В этом вопросе очень важны доверительные отношения с родителями и здоровая психологическая атмосфера в семье и школе.

— Наверное, одна из самых серьёзных угроз — кибербуллинг. Сообщается даже о случаях самоубийств подростков и взрослых, подвергшихся травле в интернете. Что входит в это определение?

— Есть классическое определение буллинга, которое звучит так: травля — это повторяющиеся издевательства с намерением причинить вред при дисбалансе сил не в пользу жертвы. Кибербуллинг — те же действия, просто совершаемые в интернете. Здесь также добавляются анонимность участников, исключение физического насилия и неопределённо широкий круг свидетелей.

Также по теме

«Очень многое зависит не от самих детей»: академик РАО — о причинах снижения интереса школьников к знаниям

Каждый ребёнок обладает естественной потребностью в новых знаниях. Однако, если к нему предъявляются непосильные требования, тяга к…

В отличие от офлайн-травли, кибербуллинг делится на несколько видов: это пранки, троллинг в сети, онлайн-домогательства и интернет-преследование, флейминг — отправка гневных и грубых сообщений человеку лично или в публичном пространстве и др.

— Люди какого склада ума и характера особенно уязвимы перед кибербуллингом?

— Есть данные, что жертв буллинга характеризует слишком большое или, напротив, слишком малое количество друзей в социальных сетях. В зоне риска находятся как очень популярные в соцсетях люди, так и совсем непопулярные.

Также чаще сталкиваются с кибербуллингом те, кто постит провокативный и откровенный личный контент: упоминает об алкоголе, загружает откровенные фотографии. А также те, кто слишком откровенно делится своей жизнью в сети, — это, наверное, основной фактор риска. Так что очень важно понимать, какой контент безопасно и приемлемо размещать в открытом доступе. Также у жертв кибербуллинга есть и психологические особенности — часто их отличают нейротизм, то есть высокая способность испытывать негативные эмоции, а также открытость новому опыту.

  • © Maskot

— А какие люди чаще всего склонны инициировать травлю и участвовать в ней? Есть ли у них какие-то специфические черты?

— Агрессоры часто обладают характерными чертами личности — это экстраверты, лишённые при этом эмпатии. Как правило, это активный пользователь, который даже не понимает, что его слова и комментарии могут кого-то задевать.

Если в личном общении ещё есть способы смягчить высказывания, увидеть реакцию собеседника, то в интернете такой возможности нет. Поэтому комментаторы часто ведут себя в интернете более резко и грубо, чем в реальной жизни.

Также по теме

«Объективная реальность может не играть никакой роли»: психолог — о мотивах атакующих школы преступников

Средства массовой информации играют ключевую роль в развитии такого деструктивного явления, как «Колумбайн»*, заявил руководитель…

Некоторые исследователи связывают самые опасные формы кибербуллинга — на сексуальной почве — с психопатией и макиавеллизмом. Психопатия — расстройство, которое проявляется в отсутствии эмпатии и импульсивности. Макиавеллизм отличается лживостью, склонностью к манипуляциям, неготовностью принимать во внимание чьи-то интересы, кроме своих.

При этом ряд зарубежных исследователей пришли к выводу, что часто люди, подвергающиеся кибербуллингу, сами могут быть буллерами. И чем больше человек пострадал от травли, тем больше он склонен участвовать в преследовании других людей.

— Как часто подростки сталкиваются с кибербуллингом? И как часто дети рассказывают взрослым о том, что подвергаются травле?

— Кибербуллинг — достаточно распространённое явление. Результаты онлайн-опроса, проведённого итальянскими психологами, таковы: 34% респондентов ответили, что были буллерами хотя бы раз за последний год, 38% опрошенных подвергались кибернападению, а 77% выступали свидетелями таких атак.

  • © Евгений Епанчинцев

Метаанализ, обобщивший данные из 76 стран, показал более спокойную картину — в среднем, жертвами кибербуллинга становятся 14% пользователей интернета, а относят себя к буллерам около 12% участников опросов.

Также по теме

«Целый ассортимент состояний»: главный психиатр Москвы — об опасности депрессии и методиках её лечения

Депрессию нельзя считать заболеванием, не требующим лечения: в ряде случаев её исход может быть весьма плачевным. Об этом в интервью…

Однако мы не можем однозначно экстраполировать эти цифры на подростков, потому что они реже рассказывают о случаях травли из-за боязни лишиться доступа к интернету. Это, кстати, лишний раз доказывает, что запреты и ограничения неэффективны.

Где может проявляться кибербуллинг, на каких интернет-площадках? Есть ли данные о том, какие соцсети чаще становятся ареной для травли?

— Важно говорить не о конкретных ресурсах, поскольку могут возникать новые соцсети и приложения, а скорее о том, что могут сделать владельцы всех интернет-площадок для снижения уровня агрессии.

Очень важно, чтобы у сайта были чёткие и доступные правила, не допускающие проявления травли и агрессии. Нередко именно невнятная позиция администраторов интернет-площадки становится почвой для кибербуллинга. Подростки ориентируются на групповые нормы, которые должны быть ясными и прозрачными для всех пользователей. Также важно, чтобы у модераторов были понятный и прописанный алгоритм для работы с ситуациями кибербуллинга, возможность их выявлять и принимать санкции.

Аспирант кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии МГППУ Евгения Стратийчук

— Есть ли связь между офлайн-буллингом, например в школе, и кибербуллингом? Часто ли одно переходит в другое? Если да, то что в такой ситуации могут и должны делать школьные педагоги?

— Да, кибербуллинг может быть продолжением травли в школе. В такой ситуации подросток обычно знает, кто агрессор, а для кибербуллинга используются не только электронная почта и аккаунты жертвы, но и общие чаты, где состоят буллер и его жертва.

В такой ситуации доказали свою эффективность антибуллинговые программы, которые существуют во многих странах. Они работают с классом как с целым сообществом, позволяют учителям измерить, проанализировать уровень агрессии среди детей и принять меры.

В России пока нет антибуллинговой программы для подростков, но есть проект «Умелый класс», который работает с младшими школьниками, а также есть программа «Школьная служба примирения». Они помогают справляться с конфликтными ситуациями.

  • © Рамиль Ситдиков

— Как родители и учителя могут понять, что ребёнок подвергается буллингу в сети? Что в таком случае нужно делать и как помочь ребёнку справиться с ситуацией? Стоит ли родителям, например, проверять его переписки или мониторить посты?

— Как было сказано ранее, подростки могут скрывать ситуации кибербуллинга из боязни лишиться доступа к интернету.

Однако есть последствия кибербуллинга, на которые родители могут обратить внимание. Это повышенная тревожность, вспышки гнева, сниженное настроение, проблемы со сном. Оскорбления буллеров часто направлены на внешний вид подростка. Поэтому отрицательное отношение к собственному образу может быть также свидетельством буллинга в киберпространстве.

В целом поведение может становиться проблемным: подросток может начать употреблять алкоголь и психоактивные вещества, воровать, практиковать самоповреждающее поведение, нарушать правила.

Конечно, такие изменения в поведении могут проявляться не только в результате травли. Поэтому следует поговорить с подростком. Подспорьем для родителей может стать памятка под названием «Навигатор профилактики девиантного поведения», разработанная в МГППУ.

Чтобы помочь подростку справиться со сложной ситуацией, нужно опереться на доверительные отношения, которые хорошо бы сформировать до подросткового возраста. Отмечу, что просмотр личного контента без разрешения подростка и чтение его переписки скорее будут это доверие разрушать.

Каким должен быть алгоритм действий, если ребёнок или взрослый стали объектом травли, куда можно обратиться за помощью?

— Если мы говорим о кибербуллинге, то для ребёнка или подростка важно обратиться к родителю или учителю — если буллинг проявляется и в школе, а не только в интернете.

Кибербуллинг может быть юридически значимой ситуацией — например, когда раскрываются персональные данные несовершеннолетнего или в открытом доступе размещаются недопустимые визуальные материалы с его участием. В таком случае необходимо обратиться в правоохранительные органы.

Кроме того, если известен обидчик, а последствия не достигли высокой степени травматизации, можно разрешить ситуацию с помощью Школьной или Территориальной службы примирения — такие структуры сейчас внедряются в России.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий