«Машина не сможет исполнять роль судьи»: Москалёв о VAR, женщинах-арбитрах и драке...

«Машина не сможет исполнять роль судьи»: Москалёв о VAR, женщинах-арбитрах и драке в матче «Зенит» — «Спартак»

0 64

Сергей Стариков,
Лев Савари
Рефери никогда не удастся полноценно заменить с помощью технологий. Об этом в интервью RT заявил футбольный арбитр Владимир Москалёв. По его словам, человек контролирует все процессы и ход самой встречи, а машины пока неспособны выполнять эти функции. Специалист также высказался об уровне судейства на чемпионате мира в Катаре, отметил положительную динамику в общении с игроками после публикаций переговоров арбитров и поразмышлял о том, что привело к драке в матче Кубка России «Зенит» — «Спартак».«Машина не сможет исполнять роль судьи»: Москалёв о VAR, женщинах-арбитрах и драке в матче «Зенит» — «Спартак»

  • © Владимир Астапкович

— Судейство на чемпионате мира в Катаре стало одной из центральных тем обсуждения. Многие сетуют на то, что его качество упало из-за попыток ФИФА угодить малым странам и «нефутбольным» континентам. Согласны?

— Я бы не сказал, что ФИФА занимается чем-то подобным. Просто существует разница между судейством в Европе и Южной Америке, Азии. Думаю, поэтому финал обслуживал именно арбитр из Старого Света. Что касается ошибок, то это может быть обусловлено целым рядом факторов. Трансляции стали гораздо качественнее, вследствие чего зрители стали подмечать даже малейшие контакты.

— Вы сказали, что судейство на разных континентах отличается. Что именно вы имеете в виду?

— Наверное, футбол в Европе более качественный. А чем выше уровень футбола, тем выше и судейство. И это было отлично заметно на ЧМ-2022. Большинство спорных моментов было отмечено именно в матчах, которые обслуживали бригады из неевропейских стран.

Также по теме

Курьёзный навес и спорный пенальти: дубль Фернандеша принёс Португалии победу над Уругваем на ЧМ-2022

Португалия обыграла Уругвай в заключительном матче второго тура группового этапа на чемпионате мира по футболу. В первом тайме команда…

— Насколько пристально следили за матчами мундиаля?

— Не скажу, что посмотрел много встреч. Выбирал топовые матчи. Но, естественно, смотрел все неоднозначные эпизоды с судейством, вызвавшие обсуждение в прессе. Было интересно составить своё мнение, постараться понять причину возможных ошибок. Акцентировал внимание именно на этом.

— Насколько часто расходились во мнениях с главными арбитрами мундиаля?

— Бывало. Сначала у тебя складывается одно мнение об определённом моменте, а после просмотра видеоповтора оно вполне может измениться. Начинаешь понимать, почему VAR вмешался или нет. Иногда на эти вопросы не получалось найти ответа. Всё это обсуждаем на сборах.

— Возможно, какой-то из них особенно врезался в память?

— Сразу приходит в голову эпизод в матче сборной Португалии и Уругвая, когда был ошибочно назначен пенальти. На днях у нас было трёхчасовое теоретическое занятие, в ходе него разбирали и эпизоды с ЧМ-2022, в том числе и его. Сейчас уже удалось понять как природу тех или иных решений коллег, так и причины ряда оплошностей. Зачастую проблема банальна: рефери неправильно расположился, поэтому не смог верно трактовать произошедшее.

— Большинство болельщиков и экспертов были поражены количеством компенсированного времени на первенстве. На ваш взгляд, насколько это оправданно и откуда начали появляться эти 10—12 минут, если пытаться сопоставить тайминг?

— Ещё до начала турнира ФИФА заявила о намерении бороться с проявлениями неспортивного поведения, в частности симуляциями травм, затяжками времени, длительными заменами. Возможно, некоторые слишком серьёзно отнеслись к этим требованиям. Насколько мне известно, в паузах помощник одного из арбитров специально останавливал секундомер, чтобы точно рассчитать количество добавленных минут. Если так скрупулёзно подходить к этому вопросу, то действительно можно компенсировать 10—12. Моё мнение — это чересчур много.

— Как думаете, на клубном уровне эти нововведения приживутся?

— Думаю, какие-то изменения будут. Но нужно знать меру. По мне, когда добавляется почти треть тайма, это слишком.

— Понятно, что в настоящий момент российский футбол находится в своеобразной изоляции, но приходят ли ему подобные рекомендации со стороны ФИФА?

— Безусловно, от Международной федерации футбола по-прежнему поступают рассылки. Но рекомендации касаются более значимых пунктов правил. Не думаю, что будет обращение относительно добавленного времени. Мне кажется, это был эксперимент, который многие не восприняли с позитивом. Мы видим, что после возобновления чемпионатов существенного увеличения добавленного времени не произошло.

— Во время просмотра чемпионата мира порой складывалось впечатление, что к футболистам относятся слишком лояльно. За откровенные провокации и симуляции те порой даже не получали карточек, а за выяснение отношений на поле людей не удаляли…

— Думаю, определённые рекомендации были даны судьям во время сборов в преддверии ЧМ. Турнир скоротечный, и на такой короткой дистанции потеря ключевого игрока для команд может стать фатальной. Всё же это важнейшее событие четырёхлетия. Зрители приходят наблюдать за выступлением сильнейших футболистов планеты, а не за тем, как они получают карточки.

— На ваш взгляд, у нас такое возможно или излишняя вседозволенность может привести к тому, что эмоции хлынут через край?

— Сейчас в России мы стараемся задавать высокую планку борьбы, чтобы футбол был зрелищным и динамичным. Но надо понимать, что и судьи, и футболисты бывают разные. Одному достаточно раз сказать, чтобы он перестал нарушать правила, другой же не успокоится, пока не получит горчичник. Мы говорим об управлении матчем. Когда эмоции футболистов зашкаливают, приходится применять дисциплинарные санкции.

Также по теме

«Ты здесь, потому что этого заслуживаешь»: Фраппар стала первой в мире женщиной, которая будет судить матч ЧМ по футболу

Впервые в истории чемпионатов мира по футболу главным арбитром одного из матчей назначена женщина. Обслуживать встречу третьего тура…

— В Катаре встречу чемпионата мира впервые отработала женская бригада во главе со Стефани Фраппар. По вашему мнению, наличие девушек-арбитров в мужском футболе станет нормой или такие истории будут разовыми?

— Склоняюсь к второму варианту. В мужском футболе всё происходит очень быстро, рефери должен успевать за мячом, всегда находиться в идеальной позиции. Да, с возрастом скорость утрачивается, но компенсируется опытом. Возрастной арбитр за счёт чтения игры способен предугадать, где должен располагаться в том или ином моменте, чтобы ничего не пропустить.

Поэтому мне кажется, что девушкам будет непросто обслуживать матчи мужских турниров в силу разных возможностей физиологии. Хотя думаю, что определённое количество судей женщин будет востребовано в мужском футболе.

— Вы сами наблюдали за действиями Фраппар во встрече Германии и Коста-Рики?

— Нет, не смотрел этот матч. Слышал, что всё прошло нормально. Лично я старался наблюдать за работой более опытных и статусных рефери, у которых можно что-то отметить для себя.

— Фраппар уже давно обслуживает как встречи французской Лиги 1, так и еврокубков, а в 2019-м даже судила матч за Суперкубок Европы между «Челси» и «Ливерпулем». В России есть женщины, способные уверенно отработать на уровне РПЛ?

— Я не большой фанат женского футбола. Слишком много времени уходит на просмотр матчей РПЛ и еврокубков, поэтому следить за выступлениями девушек не хватает времени. Тем не менее некоторых знаю. Например, Кристину Саакян из Воронежа. Она постоянно тренируется с нами, может подойти и посоветоваться. Кроме того, у нас есть Анастасия Пустовойтова — очень большой арбитр с опытом работы на самых статусных матчах. По моему мнению, Настя бы отработала не хуже Фраппар.

— Складывается впечатление, что зачастую присутствие женщины на поле оказывает своего рода успокаивающий эффект на спортсменов. Те меньше спорят, аккуратнее выражают эмоции. Это напрямую связано с полом или скорее является стечением обстоятельств?

— Уверен, в какой-то степени игроки сдерживают себя, когда на поле находится женщина-арбитр. Это момент воспитания и культуры. Например, мужчины могут общаться между собой в одной манере, но в присутствии девушки будут вести себя сдержаннее. То же самое и здесь. В ходе общения они начинают подбирать слова, не грубят, стараются лишний раз не демонстрировать эмоции.

— В нынешнем сезоне вы обслуживали сверхэмоциональный матч между «Спартаком» и «Зенитом» в Кубке России, завершившийся грандиозным скандалом и потасовкой с участием обеих команд. Стали бы соперники заниматься таким в присутствии женщины?

— Не могу сказать наверняка. Тот инцидент произошёл уже после финального свистка. В процессе дерби градус напряжения временами повышался, но мне удавалось сохранять контроль. Нужно понимать, что у команд давняя история противостояния, в матче этих соперников эмоции всегда на максимальном уровне, градус зашкаливает. Для судьи работать на таком матче, с одной стороны, большая честь, но с другой — огромная ответственность.

В течение всех 90 минут нашей бригаде удавалось контролировать действия футболистов, при этом сохраняя высокое напряжение. Уверен, что с точки зрения борьбы и накала игра смотрелась и удерживала зрителей как у экрана, так и на стадионе. В данном матче сложилась уникальная ситуация. Самый значимый инцидент в игре произошёл после финального свистка, когда, по идее, все эмоции футболистов должны стихнуть. Поэтому то, что случилось, было полной неожиданностью как для арбитров, так и для всех участников матча.

Это уникальная ситуация, которую мы подробно разобрали на сборе, и теперь все мы будем готовы к такого рода событиям на футбольном поле. Тут, на сборе, представитель ЭСК при президенте РФС Милорад Мажич особенно отмечал данный эпизод за его нестандартность и указал на то, что матч заканчивается для судьи не на 90-й минуте, а с уходом команд в раздевалку.

Также по теме

Драка в Петербурге, гол Макарова и разгром от «Ростова»: чем завершился групповой этап «Пути РПЛ» Кубка России

«Зенит» выиграл у «Спартака» в серии пенальти, но занял лишь третье место в своём квартете. При этом по окончании основного времени…

— Тогда целую неделю через СМИ на вас оказывали давление обе стороны, да и эксперты обвиняли в том, что вы утратили нити игры. Сильно задевало? Вы же получили назначение лишь из-за болезни Сергея Карасёва.

— Все мы люди и всё прекрасно понимаем. Иногда приходится экстренно заменить кого-то. Конечно, в определённой степени это влияет. Обычно ты тщательно готовишься к встречам, здесь же времени было не так много для полноценной подготовки. Что касается СМИ, то после матчей я их не читаю. Мне важно знать, что думают профессионалы.

— Как переживали этот эпизод?

— Сразу после игры стараешься не вдаваться в глубокий анализ. Как и футболистам, нам нужно остыть и привести нервную систему в порядок, отдохнуть. И только по прошествии нескольких дней с холодной головой начинаешь подробный разбор проведённого матча.

— Карасёв заявил, что не считает драку вашей ошибкой. Вы разделяете его мнение на этот счёт?

— Сергей Карасёв — топ-арбитр, и для меня его мнение всегда важно. Конечно, в каких-то отдельных моментах этого матча можно было поступить иначе, разобраться получше.

— В процессе драки вы полезли разнимать Шамара Николсона с Родригао, хотя с обеих сторон летели удары. Не опасались, что можете пострадать?

— Конечно, мог попасть под раздачу, но тогда не думал об этом. Когда ты можешь подавить конфликт в зародыше, делаешь это. Думал, если удастся успокоить их, то и конфликт на этом будет исчерпан. Тем более у обоих уже были предупреждения. Видимо, после финального свистка ямаец и бразилец не смогли совладать со своими эмоциями.

— После просмотра эпизода показалось, что вы ни на минуту не сомневались в том, что делать, и не выглядели испуганным или растерянным. На самом деле владели ситуацией на все 100%?

— Сохранять спокойствие в течение матча — одно из основных профессиональных качеств арбитра. Тогда было необходимо разобраться в случившемся и наказать виновных. Как постановили в ЭСК, в случае с Промесом имела место недоработка. Значит, нужно это проанализировать и двигаться вперёд.

— В июле РФС выложил видеозапись, на которой были зафиксированы ваши переговоры с Карасёвым во время Суперкубка России. Тогда это событие вызвало серьёзный резонанс. Одни похвалили организацию за открытость, другие сказали, что такие моменты не должны выноситься на всеобщее обозрение. Вы сами какой позиции придерживаетесь?

— Знаю, что отклики в основном позитивные. Болельщики смогли увидеть, как мы общаемся с футболистами, многое им стало гораздо понятнее. Лично я уже несколько раз становился своего рода героем подобных записей. Были опубликованы мои переговоры во время Суперкубка, дерби «Локомотив» — «Спартак».

— У вас есть своеобразное право вето на обнародование данных материалов?

— Конечно, всё проговаривается, согласовывается со мной и после утверждается руководством.

— Почему вы игроков не всегда называете по именам и фамилиям? И не обижаются ли они на вас за это?

— Георгий Джикия однажды назвал меня Владимиром Викторовичем. Был приятно удивлён, сразу посмотрел, какое у него отчество. Конечно, нужно знать всех по именам, это правильнее. Но не всегда на пульсе 180 в динамичном эпизоде удаётся быстро вспомнить имя футболиста. Сейчас хотя бы пишут фамилии, раньше были только номера, поэтому старшим коллегам приходилось ещё труднее. Или взять ситуацию с братьями Миранчук. Всегда путал их. Сейчас стало полегче: Алексей уехал, остался только Антон.

— А к вам как обращаются за исключением расхожего «реф»?

— Иногда по имени. Но всегда уважительно. Определённое общение нужно выстраивать, без этого никуда. Если не объяснять, по какой причине было принято то или иное решение, то они ничего не поймут. Хотя многие признаются, что даже после этого не всегда осознают, что именно заставило поступить так, а не иначе.

Если говорить о прозвищах, то ни один игрок пока не говорил мне, что его это каким-то образом обидело. Если это так, то, пользуясь случаем, прошу прощения.

Также по теме
Российский арбитр Кирилл Левников
«Чем прозрачнее, тем лучше»: пойдёт ли на пользу российскому футболу публикация переговоров между судьями

В руководстве АПЛ сообщили о намерении вскоре начать публиковать по окончании матчей переговоры между арбитрами. По словам главы лиги…

— По ходу встреч вы умудряетесь ещё и шутить, при этом получается довольно неплохо. Например, как в случае с Александром Соболевым, когда с юмором высказались о его передаче партнёру. Насколько естественно это для вас и помогает ли?

— Очень сложно быть предельно сконцентрированным на протяжении всех 90 минут. Нужно находить время немного расслабиться, а собираться в ключевые моменты, когда необходимо принять правильное решение. Иногда можно и пошутить. Причём разгрузка необходима не только главному судье, но и ассистентам, и видеоарбитрам.

— Вы замечаете, что история с публикацией переговоров положительно повлияла на отношение к вам со стороны игроков?

— Мне кажется, есть положительная динамика. Не знаю, именно ли в этом причина. Когда ты постоянно работаешь, футболисты постепенно привыкают к тебе, твоей манере судейства.

— По окончании дерби «Локомотив» — «Спартак» к вам подошли с предложением презентовать игровую майку одного из участников противостояния. Кто это был?

— Честно, не помню. После игры обычно подходит много людей, благодарят за игру. Сам стараюсь делать то же самое. Если кто-то жмёт руку, говорит тёплые слова, то отвечаю тем же.

— Часто обращаются с просьбой поменяться футболками?

— Арбитрам редко поступают такие предложения. Лично в моей карьере такого не было.

— Вы тогда сказали, что лучше возьмёте футболку Руслана Литвинова, чем Промеса, а также назвали хавбека «Спартака» воспитанником.

— Руслан и правда является моим воспитанником, и мне безумно приятно, что он дорос до уровня сборной России. Желаю ему только всего самого наилучшего — закрепиться в основном составе и «Спартака», и национальной команды. У нас тёплые отношения, всегда поддерживаю его. Но не стоит забывать, на поле всё это отходит на второй план. Всё-таки он футболист, а я — судья. Но уж кто-кто, а он вряд ли когда-либо проявит неспортивное поведение. Ведь он уважает меня, а я — его.

— Своего рода мемом стало то, как Карасёв обращался к вам («Володя, Володенька»). Российские судьи действительно так уважительно общаются друг с другом в таких стрессовых ситуациях или это частный случай?

— Мне сложно говорить за всех. Как уже сказал, с Геннадьевичем у нас хорошие отношения. Возможно, таким образом ему проще достучаться до меня в определённых ситуациях.

— В том видео были представлены моменты, в которых вы с Карасёвым всегда находили консенсус и выносили общее решение. Но бывало, когда вы резко не сходились в мнении с арбитром VAR?

— Конечно, такое случается. Это рабочие эпизоды. Все люди разные и по-разному смотрят на футбол, понимают единоборства. Поэтому разговоры о судействе всегда были, есть и будут. У каждого человека складывается своё мнение на тот или иной счёт. Но совсем без ошибок не бывает.

— На ваш взгляд, за кем должно оставаться последнее слово — за главным арбитром или видеоассистентом VAR? Ведь у последнего больше шансов правильно оценить эпизод.

— Согласно правилам, финальное решение принимает главный арбитр.

— Перед внедрением системы VAR некоторые ваши коллеги считали, что это убьёт их авторитет в глазах спортсменов, ведь многие вердикты будут оспариваться и меняться. Вы сами не боялись этого?

— Когда данный проект только рассматривали, определённые опасения были. Но не думаю, что это оказывает сильное влияние на авторитет. Особенно если речь идёт о сложных ситуациях, в которых арбитру было крайне непросто принять верное решение. Есть закрытые эпизоды, когда, как бы ты ни расположился, все нюансы увидеть просто невозможно. Тогда на помощь и приходит система VAR, призванная исправлять ошибки рефери.

Также по теме
Сергей Карасёв
«Работа на ЧМ — венец карьеры, но мне только 38 лет»: арбитр Карасёв о судействе, феномене Коллины и жизни вне футбола

Российские судьи рассчитывают получить назначение на матчи плей-офф ЧМ-2018 в России. Об этом в интервью RT заявил арбитр ФИФА Сергей…

— Бытует мнение, что использование системы VAR негативно сказалось на самих арбитрах, расслабило их. Вы с этим не согласны?

— Нет. Каждый старается отработать так, чтобы вмешательство видеоассистента не потребовалось. Уверен, каждый хочет отсудить безошибочно, получить хорошую оценку и новое назначение.

— Если подытоживать, как вы считаете, VAR позитивно повлияла на футбол или пока от этой системы больше минусов, чем плюсов?

— В любом случае она уже внедрена, и в дальнейшем её будут использовать ещё активнее. Не думаю, что когда-либо VAR отменят. К сожалению, достаточно ситуаций, когда арбитр допускает оплошность и ему нужна помощь. При этом данное нововведение оценили и старшие коллеги, которые закончили карьеру до внедрения данной системы. По их мнению, оно помогло бы им исправить многие ошибки.

— Постепенно внедряется всё больше технологий. Уже давно автоматически определяют взятие ворот, на ЧМ-2022 задействовали систему распознавания офсайда. Не думаете, что в скором времени всё станет похоже на футбольный симулятор: главные и линейные арбитры покинут поле, а все решения будут приниматься автоматически и озвучиваться по стадиону в виде объявлений?

— У ассистентов очень сложная работа. Они тяжело готовятся, очень много трудятся, чтобы потом за доли секунды определить, было положение вне игры или нет. И от их трактовки может зависеть результат встречи. Но это не единственная задача ассистента: он также может подсказать, что было нарушение правил, если с его точки лучше видно эпизод. Не хотелось бы, чтобы их заменила какая-то программа или робот.

Лично я думаю, что до этого не дойдёт. Когда читаю лекции перед молодыми коллегами, всегда говорю, что машина не сможет исполнять роль судьи. Ведь тот контролирует все процессы, ход самой встречи. В таком случае и самих футболистов тоже можно заменить. Но сомневаюсь, что болельщикам будет интересно смотреть такой футбол, ведь гораздо приятнее и увлекательнее наблюдать за живыми людьми. Ты испытываешь восхищение, когда играют Лионель Месси и Килиан Мбаппе.

  • © Алексей Филиппов

— В сентябре вам исполнилось 36 лет. С одной стороны, не повод грустить из-за отстранения, ведь ещё много лет работы впереди. С другой — вы не только лишились международной практики на неопределённый срок, но и выпали из пула УЕФА, хотя фактически находились в шаге от элитной категории. Сильно расстроились из-за этого?

— Конечно, все переживают по этому поводу. Ситуация сложная. Остаётся лишь надеяться, что в скором времени она разрешится и мы вновь сможем работать на международном уровне. Непросто принять такое, когда ты стремишься чего-то добиться в карьере. Сначала ты ставишь себе задачу попасть в РПЛ, потом — получить право работать в еврокубках. Сейчас же мы фактически лишены этого.

Но ведь не только мы проходим через такое. Наши футболисты также находятся в этих условиях и просто вынуждены ждать, пока всё закончится и они вновь смогут представлять свою страну в соревнованиях сборных, клубы — в еврокубках.

— Сможете с ходу назвать, сколько матчей провели в РПЛ, еврокубках и на уровне сборных?

— Точное число точно не скажу. Если правильно помню, в Премьер-лиге отработал больше сотни матчей, возможно, 116 (117. — RT). Сколько отсудил международных встреч, навскидку не скажу, но их было немного. Как раз в сезоне-2021/22 меня поставили на игры юношеской лиги УЕФА, квалификации Лиги конференций, постепенно появлялись назначения.

— В целом число в графе «проведённые матчи» доставляет удовольствие?

— Конечно. Но есть цель увеличить его. Это нормальное явление. Естественно, арбитры следят за тем, сколько матчей отсудили. Например, 100-й матч в карьере — это важное событие. Раньше целью было покорить эту планку, теперь пришло время ставить новые — 200, 300 игр.

— Если бы вам пришлось назвать тройку лучших арбитров страны, включили бы себя?

— Нашу работу оценивает руководство. Сразу после окончания матча это делает инспектор, затем другие инстанции. Приятно, когда о тебе хорошо отзываются, а по итогам первенства ты находишься в топе. Но всё же не мне составлять его.

Также по теме

«Я бы и сам позвонил Тарантино»: арбитр Турбин о жесте в адрес Малкома, задатках рефери у Дзюбы и женском судействе

Эпизод с Малкомом может изменить отношение к футбольным арбитрам. Об этом в интервью RT заявил Евгений Турбин, в которого полузащитник…

— От комментаторов и экспертов часто приходится слышать фразы: «арбитр вернул должок» или «назначил пенальти по совокупности». Вымысел или такое действительно имеет место?

— Нет, этого не может быть. Если судья ошибочно назначил 11-метровый удар один раз, то это уже ключевая ошибка, серьёзно влияющая на твою оценку. А если ты, якобы пытаясь исправить это, в неочевидной ситуации назначаешь ещё один пенальти, то таких ошибок уже две. И впоследствии уже можно не надеяться на высокий балл. Поэтому каждый эпизод оценивается в отдельности.

— Все помнят эпизод с реакцией Евгения Турбина на попадание в него мячом. Тогда он не стал наказывать Малкома, а поднял палец вверх. В вашей карьере были случаи, когда вам приходилось реагировать так же нестандартно?

— Не вспомню. Но не попадал в ситуации подобно этой. Да, Малком сделал это не специально. Но Женя молодец, что расценил всё именно так. Мы же тоже люди и прекрасно понимаем, когда всё получилось случайно, а когда было что-то сделано с умыслом.

— Эпизод из матча «Динамо» и «Краснодара» с отменой красной карточки Антону Шунину завирусился в TikTok и YouTube, в том числе и за пределами России. Догадаетесь, какой самый частый комментарий был под видео?

— Не слежу за соцсетями. Просветите меня.

— «Тот случай, когда и судья, и вратарь оказались на уровне — один не психовал, другой нашёл силы признать ошибку».

— Масса футболистов спокойно реагируют и входят в положение. Даже если судья ошибся, видеоассистенты посмотрят повтор и разберутся в случившемся. Тогда Антон сказал, что мяч попал ему в грудь, а рукой он не играл. Я ответил: «Не волнуйся, разберёмся». К сожалению, я допустил ошибку, был сложный момент. Но система VAR исправила этот недочёт. В противном случае я очень серьёзно переживал бы.

  • © Павел Бедняков

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий